Государственный музей
архитектуры имени А. В. Щусева

Неизвестный проект А.В. Щусева

1200 shusev 1 

 

М.В. Евстратова, С.В. Колузаков

Проект А.В. Щусева храма-часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божьей Матери в память 300-летия Дома Романовых Казанского Богородицкого монастыря.

 

Как известно мысль о постройке подземной часовни на месте явления иконы Казанской Богоматери возникла при посещении Казани великой княгиней Елизаветой Федоровной 13 июля 1910 года. Во время пребывания в Казанском Богородицком женском монастыре Елизавета Федоровна спустилась к месту явления чудотворной иконы, находящемуся под алтарем теплого Никольского собора, «долго молилась и выразила сожаление, что такое святое место находится в малой известности»1. Игуменья монастыря Варвара предложила «сделать это место открытым и устроить часовню в память... трехсотлетия со дня воцарения Дома Романовых на русском престоле»2, с чем Елизавета Федоровна согласилась и приняла на себя звание августейшей попечительницы часовни.

Великая княгиня рекомендовала для проектирования часовни Алексея Викторовича Щусева (1873–1949) с 1901 года состоявшего в должности внештатного архитектора Святейшего Синода. В 1907 году он приглашен Елизаветой Федоровной к проектированию Покровского храма учрежденной ею Марфо-Мариинской обители милосердия в Москве. К 1910 году храм был выстроен и началось его внутреннее оформление. Уже тогда это сооружение вызвало внимание архитектурного сообщества и одобрение заказчицы, выразившееся в привлечении зодчего к новым проектам. Елизавета Федоровна стала главной заказчицей и покровительницей творчества Щусева. Несмотря на чрезвычайную загруженность он взялся за исполнение новой просьбы великой княгини – часовни в Казани.

Проект Щусева к этому храму никогда не публиковался и практически не упоминается в основных публикациях, посвященных творчеству мастера. В личном архиве наследников Щусева удалось обнаружить эскизы к двум вариантам проекта, а также некоторые документы, дающие возможность уточнить историю создания казанской часовни и изначальный авторский замысел.

 

16 декабря 1910 года Елизавета Федоровна писала Первому викарию Казанской епархии епископу Алексию (Дородницыну): «Глубоко счастлива, что Господь сподобляет меня принять участие в святом деле сооружения часовни на месте явления чудотворной Казанской иконы Божьей Матери. На днях вышлю Вам, Владыко, план маленького храма-часовни, который разработан архитектором академиком Щусьевым, строителем моего храма в обители. С своей стороны я желала бы прислать все иконы и соорудить сень над царскими вратами, в которой будет вставлена чудотворная икона. Весь храм будет напоминать древние катакомбы, а отчасти и усыпальницу великого князя Сергея Александровича»3. Это письмо позволяет датировать найденные первые два варианта проекта Щусева для казанской часовни июлем-декабрем 1910 года и называет главные условия поставленные перед ним заказчицей — опора на указанную постройку и желание выделить сенью место явления Казанской чудотворной иконы.

Упомянутый храм-усыпальница великого князя Сергея Александровича был устроен в 1906 году по проекту архитектора Московского дворцового управления В.П. Загорского под Алексеевским собором Чудова монастыря. В его решении преобладали мотивы русско-византийского стиля. При проектировании казанской часовни Щусев также обратился к русско-византийскому стилю, но с выраженными чертами модерна, в той его трактовке, которую он дал при проектировании в 1902–1910 годах иконостаса и живописного оформления трапезной церкви св. Антония и Феодосия Печерских в Киево-Печерской лавре. Нужно отметить, что за исполнение этих работ по ходатайству Духовного собора в сентябре 1910 года Щусев был награжден орденом Святого Станислава III степени в торжественной обстановке в Успенском соборе лавры.

 

Эскиз на кальке, относящийся к первому варианту проекта казанской часовни, включает в себя следующие проекции: план и два разреза с показом росписей и иконостаса. На плане ясно прочитывается центральное пространство часовни с двумя притворами по бокам (северным и южным) и соединительными коридорами. Из пространства часовни еще два коротких коридора, равноудаленные от центральной оси ведут в алтарь. Вероятно, архитектором задавался определенный сценарий движения верующих в подземной часовне: спуск в южный притвор – проход в часовню и поклонение там иконам – выход через северный притвор.

Раскладка росписей задумана просто и лаконично, без излишних многофигурных композиций (что вполне отвечает небольшому объему храма и отсутствию намерения приглашать для исполнения профессиональных художников). Своды покрыты светлым синим изображением звездного неба, внизу полотенечный пояс и полоска растительного орнамента. Схожими орнаментами обрамлены порталы. Над порталами притворов задумана композиция – ангелы возносящие икону Казанской Богоматери. В южном притворе образ Спаса Нерукотворного.

Иконостас – киворий на три иконы из белого мрамора с четырьмя ярко-синими колонками расположен по поперечной оси центрального пространства между двух входов в алтарь. Здесь Щусев отошел от пожелания Елизаветы Федоровны сделать в центре иконостаса царские врата, по образу усыпальницы великого князя Сергея Александровича. Связано это, как можно убедиться по плану, с отсутствием центрального прохода в алтарь.

В целом в решении интерьера преобладают светлые тона, что, вероятно, должно было зрительно увеличить внутреннее пространство храма, сделать пребывание молящихся там, в подземном помещении без окон, более комфортным.

 

После обсуждения первоначального варианта проекта казанской часовни с Елизаветой Федоровной Щусев выполнил второй вариант. Вероятно, Елизавета Федоровна настояла на создании царских врат в центре иконостаса, для чего планировалась пробивка еще одного прохода в алтарь. Об этом свидетельствует документ из архива наследников Щусева с поздней припиской рукой самого Алексея Викторовича: «Заметки, кажется, самой Вел. Кн. Елизаветы Феодоровны»:

«Иконы боковые
о желанию матушки Варвары:

1) Святителя Николая,
2) Царицы Александры,
3) Пр. Сергия Радонежского,
4) Св. Елизаветы,
5) Феодоровской Божией Матери,
6) Казанской Божией Матери,
7) Спасителя (Вседержителя),
8) Иконы царских врат,
9) Запрестольный образ «Великий Архиерей», ?
В самом храме могут поместиться 70 молящихся.
10) В коридоре — Нерукотворный Спас.

Сень на белых мраморных колоннах, расписана под мозаику по золоту, она сделана из фундамента Престола большого собора. На лицевой стороне сени будет помещен образ Казанской Божьей Матери над местом явления св. иконы. Этот образ будет украшен оставшимися драгоценными камнями (после кражи).
Окончательный проект и чертежи будут готовы в декабре, исполняются они академиком Щусьевым.
Стены и алтарь частично позолочены, частично расписаны красками.
Свод расписан под ночное небо с золотыми звездами.
Стиль храма — ранний византийский.
Пол из каменных плит — белые с черными уголками»4.

К второму варианту проекта казанской часовни в архиве наследников Щусева сохранились небольшие кальки: одна с эскизом фрагмента иконостаса, другая с изображением продольного и поперечного разрезов ее центральной части с показом росписей и иконостаса (к сожалению, с значительными утратами в центре). Иконостас на них приводится к формам соответствующим пожеланиям Елизаветы Федоровны: он растянут на всю длину центрального пространства часовни и вмещает 12 икон, царские врата с сенью над ними (теперь, в отличие от предыдущего варианта, на двух колонках), боковые проходы в алтарь закрыты северными и южными дверями с изображением архангелов. Полотенечный пояс полностью заменен широкой полосой растительного орнамента.

Известно также что кроме чертежей Щусев выполнил макет часовни и эти проектные материалы были отправлены для рассмотрения в Казань: «В феврале месяце 1911 года Ее Высочество, Великая Княгиня Елизавета Федоровна изволила... препроводить в Казанский монастырь модель храма на месте явления Казанской иконы Богоматери. Для ознакомления на месте с проектом, его размером и выполнением приезжал в Казань... секретарь Ее Высочества В.В. Фон-Мекк, который привозил и эскиз иконостаса, составленный г. Щусьевым. Будучи сам художником, г. Фон-Мекк делал здесь и необходимые архитектурные наброски.

Вскоре после отъезда г. Фон-Мекка, игуменья Варвара вместе с местным инженером П.П. Голышевым, производившим в монастыре работы, была вызвана в Москву к Ее Императорскому Высочеству для дачи личных объяснений и для получения личных указаний в деле постройки будущих пещерной церкви и часовни.
Проект приспособления подвального этажа под теплую церковь с часовнею был затем исправлен в строительном отделении Казанского губернского правления и был утвержден 21 июля 1911 года»5.

Как указано в приведенном выше документе, именно в это время (февраль 1911 года) было решено использовать под храм еще часть подвального помещения. Новый храм посвящался Рождеству Пресвятой Богородицы и должен был соединиться коридором (его нет на первом и втором вариантах проекта Щусева) с часовней на месте явления Казанской чудотворной иконы Божьей Матери, посвященной 300-летию Дома Романовых. Таким образом расположение часовни сохранялось под алтарем собора, а подземный храм должен был занять центральную часть подвального пространства. Вероятно, общее решение этого нового храма было также сделано Щусевым. По крайней мере он продолжил разработку проекта часовни и выполнил рабочие чертежи и, возможно, шаблоны иконостаса, о чем свидетельствуют документы, найденные в архиве наследников Щусева, – сметы московской ювелирной фирмы Хлебникова от 22 и 24 февраля 1910 года соответственно:

«Смета №1679

Конторе двора ее императорского высочества великой княгини Елизаветы Федоровны. Выполнить басменный иконостас по рисунку академика А.В. Щусева с установкой его в г. Казани за общую цену шесть тысяч семьсот пятьдесят рублей. Иконостас из медной басмы с применением штампованного орнамента на железном каркасе длинною около 15 арш. 12 верш., высотою в один ярус, с каменной панелью в середине 3 арш., а в боковых крыльях 2 арш. 9 верш., на 12 образов, с одними царскими вратами и с северными, южными дверями. Из белого мрамора плинтус шириною 5 верш., две колонки, две пилястры к царским вратам. Отделка медных частей иконостаса гальваническая, под древнюю, позолота.
В смету не входят все каменные работы, как то проломка стен, сводов, нижней панели между дверьми иконостаса, образа и живописные работы.
С глубоким уважением, В.И. Педашенко.

Смета №1680
1) Выполнить железный каркас для иконостаса, а также для царских, северных и южных дверей.
2) Обделка по железному каркасу согласно рисунка покрытием иконостаса, частью из басменной меди и частью из чеканной на 12 местных образов, а также царских врат и северных и южных дверей с позолотой и отделкой под старину.
3) Мраморные работы состоящие из гладкого плинтуса без валика высотою 5 верш., толщиною 1 вершок; из пилястр к царским вратам; 2 круглых колонок диаметром 4 вершка; 2 квадратных с орнаментом капителей толщиною в 6 верш.
4) Мозаичной верхушки над царскими вратами в медной вызолоченной раме шириною 30 верш., высотою 20 верш. лицевая и боковые стороны и орнамент разного цвета мозаики; внутренняя арка сплошной золоченой мозаики. <...>
С глубоким уважением, В. Хлебников»6.

В этих сметах детально описан окончательный проект иконостаса, указаны материалы и технология изготовления отдельных его частей, что вместе с эскизами ко второму варианту проекта Щусева дает нам более полное представление об авторском замысле.

Однако в издании 1914 года: «Освящение храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы и часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божией Матери в память трехсотлетия царствования Дома Романовых» исполнителем иконостаса назван «г. Силин». Был ли он посредником, сотрудником фирмы Хлебникова или самостоятельным мастером на данный момент выяснить не удалось. В этом же издании описаны завершение отделки часовни и иконостас после исполнения. И хотя это описание носит исключительно внешний характер, оно представляется крайне интересным:

«На самом месте явления Казанской иконы Божьей Матери... устроена богато убранная сень на двух мраморных колоннах. На сени установлена Казанская икона Божьей Матери на двух блоках. Пред иконой находится серебряно-вызолоченная лампада с украшениями из жемчуга и драгоценных камней, пожертвованная и поставленная Великой Княгиней в первый осмотр ею часовни. Сень обита басмою и исполнена живописью в древнем стиле. Под сенью в углублении устроены царские двери с изображением Благовещения Пресвятой Богородицы и четырех евангелистов. Все иконы исполнены в Москве, обиты басмой. Под басмой тканая парча с рисунками.

Углубление исполнено позолотною работою. Впереди, на стене изображение Казанской иконы Божьей Матери в сиянии. Наверху иконы корона, поддерживаемая двумя Ангелами и свиток со словами «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!». В углублениях на правой стороне образ святителя Гурия, первого Архиепископа и чудотворца Казанского, а на левой стороне образ святителя Варсонофия Казанского чудотворца. <...> Внизу, у колонн, по бокам, две медные решетки.
В часовне, на правой стороне от сени, поставлена икона нерукотворного Образа Спасителя, древняя; раньше эта икона стояла на хорах в алтаре правого придела св. мученицы Маргариты. Икона в жемчужной ризе, на ней серебряно-вызолоченный венец с украшениями. Над иконами в полукруге «Всевидящее око» в сиянии.
Далее новая икона святителя Николая Чудотворца, новая, московской работы.
Изображение св. Архангела Михаила в рост заменяет южные боковые двери, московской работы.
Икона двуместная: св. митрп. Алексия, Московского чудотворца, и прп. Михаила Малеина. Икона свт. Ермогена, Московского Патриарха, всея России чудотворца, в святительском облачении; икона преподобного Сергия, Радонежского чудотворца.
На левой стороне от сени находится икона Божьей Матери Толгская или Феодоровская. Стояла раньше у правого клироса Никольского соборного храма. Риза на иконе серебрянно-вызолоченная». В полукруге над иконою изображен Св. Дух в сиянии.
Далее с левой стороны икона царицы Александры в короне с украшениями...
Изображение иконы св. Архангела Гавриила, в рост; заменяет северные боковые двери.
Иконы св. праведной Елизаветы и св. равноапостольной Марии Магдалины.
Иконы св. прп. Матроны и св. прп. Мавры. Все сии иконы на правой и левой сторонах часовни обиты басмой в разных рисунках.
Все они московской работы, сделаны в магазине г. Силина под непосредственным наблюдением Великой Княгини Елисаветы Феодоровны.
На потолке в часовне перед сенью изображение Святого Духа.
Росписи потолка и стен часовни производились сестрами монастыря по эскизам, присланным из Москвы Великой Княгиней»7

30 июля 1911 года была совершена закладка храма и часовни в подвальном этаже Никольского собора в Казани, а на следующий день приступили к самим работам под руководством инженера П.П. Голышева: «...к устройству трех тамбуров и каменных лестниц в подземелье. Увеличено было внизу и подсводное подземелье как в часовне, так равно и в церкви: в среднем на 0,45 сажень; подлицевали кирпичом на цементном растворе все внутренние стены собора в подвале, увеличили ширину коридоров для связи церкви и часовни... Сложили кирпичную стенку для иконостаса, сделали цементобетонные полы; оштукатурили стены и своды, поставили две печи с притоками наружного воздуха, обелили двери, окрасили стены и полы. Иконостас и сень над часовнею были изготовлены в Москве у г. Силина, который сам и собирал все это на месте»8.

Что касается подземного храма Рождества Пресвятой Богородицы, то его строительство шло параллельно с часовней. Алтарь храма представлял собой в плане замкнутый квадрат между четырьмя столпами центрального подвального пространства. Полотняный иконостас в виде походного имел таким образом «П»-образную форму. Оформление помещения решалось единообразно с часовней: «Царские врата сделаны из голубого полотна. На иконостасах украшения, как вверху, так и внизу, на голубом полотне; рисунки взяты с иконостаса домовой церкви великой княгини в Москве. На потолке алтаря изображено голубое небо, усеянное золотыми звездочками»9

Освящение храма и часовни состоялось 20 апреля 1913 года и было приурочено к празднованию 300-летия царствования Дома Романовых. Елизавета Федоровна осталась очень довольна результатом. Для Щусева этот проект представлял безусловную важность, как второй заказ, после Покровского храма Марфо-Мариинской обители, от членов царской семьи. Вскоре Елизавета Федоровна пригласила архитектора к проектированию храма и гостиницы для паломников в итальянском городе Бари. В архитектурном решении казанской часовни Щусев не был свободен – перед ним ставилась задача проектирования в русско-византийском стиле, размещения в интерьере ряда разновременных старинных икон. А если учитывать, что часовня строилась в подвальном этаже классического собора по проекту И.Е. Старова, то эта задача представляется весьма непростой. Анализируя эскизы зодчего видно, что Щусев искал наиболее простое и лаконичное решение. Проект продолжает череду его работ в русско-византийском стиле, к которому он обратился в своей самой первой постройке в храмовом зодчестве – часовне на могиле Шубина-Поздеева в Санкт-Петербурге (1895–1896). Эту линию он продолжил проектируя иконостасы и храмовое убранство для Киево-Печерской лавры в Великой Успенской церкви (1900-1908?) и Трапезной церкви св. Антония и Феодосия Печерских (1902–1910). Именно здесь он предложил свою уникальную трактовку этого стиля с явным влиянием модерна. Проект казанской часовни вобрал в себя лучшие наработки мастера в этом направлении. В 1913 году Щусев снова обратился к русско-византийскому стилю проектируя надгробие-киворий над могилой П.А. Столыпина.

 

1. Цит. по: Зеленецкий А. Освящение храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы и часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божией Матери в память трехсотлетия царствования Дома Романовых. Казань: Центральная типография, 1914. С. 5.
2. Там же. С. 5.
3. Там же. С. 6.
4. Заметки вел. кн. Елизаветы Федоровны об устройстве храма-часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божьей Матери. Без даты. Архив наследников А.В. Щусева. Публикуется впервые.
5. Там же. С. 6-7.
6. Сметы №1679 от 22 февраля 1911 года и №1680 от 24 февраля 1911 года московской ювелирной фирмы «И.П. Хлебников сыновья и К». 22 февраля 19. Архив наследников А.В. Щусева. Публикуется впервые.
7. Цит. по: Зеленецкий А. Освящение храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы и часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божией Матери в память трехсотлетия царствования Дома Романовых. Казань: Центральная типография, 1914. С. 9-11.
8. Там же. С. 7-8.
9. Там же. С. 12.

 

 

Галерея изображений

Оценка услуг